Бушмин Алексей Сергеевич (1910-1983)

Биография | Список трудов
 
Show as single page

КРАТКИЙ ОЧЕРК НАУЧНОЙ,

ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

Академик Алексей Сергеевич Бушмин принадлежит к числу выдающихся представителей советской литературной науки периода ее формирования и послевоенного развития. Именно это поколение ученых на протяжении почти полустолетия определяло содержание, характер и направление поисков в литературоведении. Поэтому, обращаясь к научному наследию академика А. С. Бушмина, следует иметь в виду не только непосредственные итоги и результаты его долгого, напряженного труда, но и те исторические обстоятельства, в которых этот труд осуществлялся, прямо отражая нужды и запросы времени и постоянно с ними координируясь. В таких условиях А. С. Бушмин являл собой тип ученого, счастливо сочетающего талант и знания исследователя с великолепными организаторскими способностями. Результаты же научного труда А. С. Бушмина столь значительны по своему воздействию на развитие литературоведения, что заниматься сейчас разработкой проблем, которые он решал, без учета его вклада в эти области уже невозможно. Ученый оставил не просто след в науке, а проложил в ней новые пути, по которым долгие годы будут идти его последователи и ученики.

Родился Алексей Сергеевич Бушмин 2(15) октября 1910 г. в селе Левая Россошь Воронежской губернии в семье крестьянина. С ранних лет помогал по хозяйству, летом работал в поле, а осенью садился за парту в сельской школе. Учился отлично, имел недюжинные способности, проявлял живой интерес к истории и литературе, и никто не сомневался: вырастет — учителем станет. Однако судьба распорядилась иначе.

В конце 20-х годов в стране развертывается коллективизация, и А. С. Бушмин по направлению комсомола поступает учиться в Воронежский сельскохозяйственный техникум. В 1932 г. он заканчивает Воронежский зоотехнико-ветеринарный институт, некоторое время работает в крупном животноводческом совхозе, а с 1933 г. — в том же институте и одновременно на кафедре экономики и организации сельскохозяйственных предприятий Воронежской высшей коммунистической сельхозшколы. Почти семь лет отдал А. С. Бушмин сельскому хозяйству, не забывая при этом и о своих школьных увлечениях, об интересах, постепенно ставших и мечтой и призванием. Впоследствии он вспоминал, что читал в те годы буквально запоем: увлекала русская классика, поражало величие этой литературы, ее общественный и революционный пафос. Читал почти всегда с карандашом в руках, делал записи, порою почти конспекты. Потом это очень пригодилось: ведь без дотошнейшего знания текстов отечественной литературы, замечал Алексей Сергеевич, нет и ее историка, а мечта стать ее историком где-то глубоко и затаенно теплилась у него уже тогда. Но осуществление мечты еще впереди, а пока А. С. Бушмин выступает с чтением лекций на литературные темы, преподает в Воронежской областной партийной школе (в г. Старый Оскол), сотрудничает в газете «Воронежский комсомолец»: пишет рецензии, литературно-критические статьи, публикует стихи. Весной 1939 г. экстерном сданы экзамены за курс Воронежского педагогического института по факультету русского языка и литературы. Впрочем, историко-литературные интересы Алексея Сергеевича определились еще раньше. В многообразии писательских имен и произведений русской литературы внимание его, на первый взгляд совершенно неожиданно, привлекает творчество великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина. Но это только на первый взгляд. На самом же деле в характере А. С. Бушмина было немало черт, не только сближавших, но и роднивших исследователя с главным героем его будущих научных разысканий: прямота и честность, неумение и нежелание мириться с лицемерием и неправдой. Творчеством писателя А. С. Бушмин заинтересовался еще в студенческие годы. Позднее он рассказывал, что по многу раз перечитывал произведения Салтыкова-Щедрина, знал их почти наизусть, и чем внимательнее вчитывался и вдумывался в них, тем сильнее влекли они к себе, удивляя глубиной содержания, причудливостью поэтических форм и приемов. Салтыков-Щедрин интересовал, увлекал, покорял... Его произведения, его мужественная и беспощадная сатира сыграли в жизни А. С. Бушмина немалую роль. Решительно расставшись с уже освоенной профессией, он обращается к литературной науке. И первая работа в этой, еще совсем не знакомой для него области, конечно же, посвящается Салтыкову-Щедрину. Ее не печатают, но оценку она получает самую высокую: автор в 1939 г. становится аспирантом Института истории, философии и литературы при Московском государственном университете (МИФЛИ), где занимается проблемами сатирического творчества под научным руководством члена-корреспондента АН СССР A. M. Еголина. С тех пор где бы ни работал Алексей Сергеевич — он прежде всего исследователь наследия Салтыкова-Щедрина, признанный знаток его творчества.

Однако путь в литературную науку оказался не прям и не легок: началась Великая Отечественная война. С октября 1941 г. аспирант А. С. Бушмин — слушатель Военно-политической академии им. В. И. Ленина. После окончания академии — преподавательская работа в Ленинградском военно-политическом училище, где Алексей Сергеевич ведет курсы истории русской литературы, продолжая в то же время свои научные изыскания: именно в эти годы вырабатывается методика и методология научного анализа, складывается общая концепция художественного развития, которая позднее ляжет в основу его трудов, посвященных русской классической и советской литературе.

В 1946 г. А. С. Бушмин, демобилизовавшись, получает возможность вернуться к занятиям в аспирантуре, прерванным войной. Однако многое изменилось за военные годы, и вопрос о продолжении научной деятельности приходится решать уже в соответствии с новыми обстоятельствами, отражающими запросы и нужды послевоенного развития литературной науки.

Демобилизовался А. С. Бушмин в Ленинграде — городе, известном своими давними и славными традициями в изучении истории русской литературы. И вполне естественно, что мысль о продолжении аспирантской подготовки именно в этом городе пришла, что называется, сама собой. В Институте русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР к просьбе А. С. Бушмина отнеслись с вниманием, но довольно твердо подчеркнули, что сейчас литературная наука переживает серьезные трудности с изучением истории советской литературы и кадры высокой квалификации требуются в первую очередь в этой области. История советской литературы как научная дисциплина еще только-только начинала формироваться, и Алексей Сергеевич, понимая сложность создавшегося положения, принимает предложение институтского руководства: он временно оставляет щедринскую тему и начинает заниматься вопросами истории советской литературы.

Имея хорошую методологическую подготовку, опыт работы с текстом произведения, А. С. Бушмин в течение года создает исследование «Разгром» А. Фадеева и проза двадцатых годов», а в 1948 г. защищает его в качестве кандидатской диссертации. Работы А. С. Бушмина, в том числе изданная в 1954 г. книга о романе «Разгром», привлекли внимание читателей, критики, научной общественности и во многом предопределили направление и характер последующих исследований жизни и творчества Александра Фадеева. Это объясняется тем, что А. С. Бушмин впервые обратился к изучению фадеевского романа как «новаторского и в некоторых отношениях программного произведения молодой советской прозы» (Бушмин А. Александр Фадеев: Черты творческой индивидуальности. Л., 1983. С. 3.), рассматривая его на широком фоне исторического и литературного бытия эпохи. Постижение художественного мастерства Фадеева, особенностей его творческой манеры позволили исследователю не только увидеть, но и с научной бесспорностью доказать, что Фадеев — проникновеннейший художник, выдающийся мастер психологической прозы, воспитанный на лучших традициях отечественной литературы.

В многообразии и глубине своих проявлений фадеевская тема становится естественным и значительным компонентом научной деятельности А. С. Бушмина. К творчеству Фадеева ученый вернулся в 1970—1983 гг. после длительного перерыва, подводя итоги своим разысканиям в этой области и делая ряд существенных историко-литературных и теоретических обобщений: в книге «Александр Фадеев: Черты творческой индивидуальности» (1971, 1983), представляющей собой оригинальный творческий портрет писателя, прослежены основные этапы творческой эволюции Фадеева, обозначенные романами «Разгром», «Последний из удэге» и «Молодая гвардия», дано научное и четко аргументированное определение места и значения его творчества в истории советской литературы.

Одновременно с изучением советской литературы А. С. Бушмин принимает участие в научно-организационной работе в этой области. Сразу же после зачисления в штат Института русской литературы АН СССР он — ученый секретарь сектора советской литературы, а вскоре и его руководитель (1950—1951). При его непосредственном участии осуществляются впервые исследования русского литературного процесса советской эпохи, формируется серийное издание «Вопросы советской литературы», определявшее в 50-е годы характер и направление исследований Пушкинского дома по советской литературе.

Однако главной темой научной деятельности А. С. Бушмина стало все же творчество Салтыкова-Щедрина, к изучению которого он вернулся в конце 40-х годов. Советское литературоведение всегда с вниманием относилось к научному освоению наследия великого русского писателя-сатирика. В литературной науке в послевоенные десятилетия даже сложилась особая область, именуемая щедриноведением. В конце 40-х — начале 50-х годов изучение творчества Салтыкова-Щедрина заметно оживилось: наследие писателя сделалось предметом исследования историков и теоретиков литературы, текстологов и библиографов, искусствоведов, историков, философов и даже на первый взгляд далеких от литературы правоведов, экономистов, что придавало исследовательскому процессу многосторонний и глубокий характер. Из года в год выходили работы, посвященные анализу художественной системы и мировоззрения великого сатирика, источниковедческие и библиографические труды, создавалась научная биография писателя; появилось также научное издание его сочинений и писем. И одна из ведущих ролей в щедриноведении неизменно принадлежала Алексею Сергеевичу Бушмину.

Серия щедриноведческих работ А. С. Бушмина, опубликованная в 1957—1958 гг. в изданиях Пушкинского дома, обозначила характер его исследовательских интересов, не ограниченных историей литературы, в данном случае творчеством Салтыкова-Щедрина, а уходящих глубоко в теорию. В статье о гиперболе и гротеске, например, решается вопрос о природе и содержании этих художественных приемов, изучается их роль и значение в системе реалистического творчества в целом, и в произведениях Салтыкова-Щедрина в частности. В других работах рассматривается образ рассказчика в произведениях Салтыкова-Щедрина, проблема общественного романа в эстетике сатирика, прослеживается эволюция реализма писателя в 80-е годы (с особым вниманием к его сказкам). Впрочем, разработанные в этих статьях выводы и концепции найдут свое последующее развитие и в монографическом исследовании А. С. Бушмина «Сатира Салтыкова-Щедрина» (1959) и во многих позднейших трудах ученого. В них А. С. Бушмин выступает как теоретик и историк литературы, как популяризатор и пропагандист наследия великого сатирика (при издании сочинений Салтыкова-Щедрина А. С. Бушмин — комментатор, а в созданных им пособиях для преподавателей литературы и в разработанных лекционных курсах, посвященных Салтыкову-Щедрину, — талантливый педагог и лектор).

В монографии «Сатира Салтыкова-Щедрина», которая предопределила направление и характер последующих щедриноведческих выступлений А. С. Бушмина, он ставил перед собой две главные задачи. Во-первых, проследить эволюцию сатирического творчества Салтыкова-Щедрина, найти и обосновать глубинные закономерности его развития, изучить особенности зарождения этих закономерностей, их взаимосвязь с существующей исторической действительностью, обусловившей появление сатирических форм в литературе; во-вторых, дать теоретическое обоснование художественным принципам Салтыкова-Щедрина как общей эстетической системе сатирика, рассматривая ее в движении и развитии. Такая постановка вопроса, обращение А. С. Бушмина к изучению художественной стороны щедринского наследия во многом определены историческим развитием щедриноведения. Ведь на протяжении десятилетий в центре внимания исследователей были идейные показатели творчества писателя, биографические моменты, а также вопросы мировоззрения Салтыкова-Щедрина как выдающегося представителя русской революционно-демократической мысли. В работах А. С. Бушмина не просто учтены, а критически освоены все важнейшие явления щедриноведения, даже имеющие косвенное отношение к разрабатываемым им проблемам. Он в мельчайших деталях знал предшествующий опыт щедриноведения, дореволюционного и советского, и в своих трудах всегда его учитывал. Видеть как сильные, так и слабые стороны своих предшественников — это особое умение, которым А. С. Бушмин владел в совершенстве.

Другая особенность щедриноведческих работ А. С. Бушмина, и прежде всего монографии «Сатира Салтыкова-Щедрина», в том, что он исследовал творческий процесс сатирика не в его окончательных результатах, а в становлении и развитии, в смене тенденций, в непрестанной изменяемости. Обращаясь к произведениям великого русского сатирика, он изучает эволюцию их проблематики и художественной формы, устанавливает характер их взаимозависимости и взаимоизменяемости, а также связь сатирического творчества с реальной жизнью: какова общественная, социальная, культурная среда, такова и вызванная ею к жизни сатира.

Не ограничиваясь рассмотрением эволюции творчества Салтыкова-Щедрина, А. С. Бушмин во второй части монографии исследует важнейшие особенности его художественной методологии. Он ставит теоретические вопросы: о своеобразии реализма Салтыкова-Щедрина, об общественном романе в творчестве писателя, о повествовательной манере, о гиперболе, реалистической фантастике, эзоповском иносказании. Это своего рода теоретическое щедриноведение, исследующее не отдельные приемы изображения, а выявляющее своеобразие художественного метода в целом.

«Сказки» Салтыкова-Щедрина занимают особое место в научном наследии А. С. Бушмина. Им он уделял всегда больше внимания, нежели другим произведениям писателя. Это заметно и в монографии «Сатира Салтыкова-Щедрина», и в его статьях, и даже в теоретико-методологических работах, прямо не связанных с творчеством великого сатирика. И не потому, что «Сказки» были любимым произведением Алексея Сергеевича, а потому, что именно в них он видел наивысшее и самое совершенное выражение сатирического таланта писателя.

Первую попытку исследования «Сказок» А. С. Бушмин предпринял в монографии «Сатира Салтыкова-Щедрина», но в посвященной им главе сказочный цикл рассматривался преимущественно с точки зрения его проблематики, идейно-тематических тенденций, отражения в сказочных миниатюрах противоречий действительности. Это обращение к сказкам более характерно интересом к их идейному содержанию, нежели к художественной структуре произведений. Посвященная же сказкам монография, вышедшая в 1960 г., содержит всесторонний анализ сказочного цикла в творчестве Салтыкова-Щедрина и является в нашем литературоведении первым обобщающим исследованием на эту тему.

В книге «Сказки Салтыкова-Щедрина» А. С. Бушмин восстановил процесс зарождения и развития сказочного элемента в творчестве великого сатирика во всей его последовательности — от первых сказочных эпитетов и образов до законченного цикла. Параллельно с этим он исследовал роль и место в творчестве Салтыкова-Щедрина так называемого кукольного элемента и соотношение его с формами зоологического эпоса, связь щедринской сказки с фольклорной и литературной традицией, особенности художественного метода сатирика, отразившиеся в его сказочном цикле.

Монография о сказках положила начало целому .ряду посвященных им работ А. С. Бушмина. В издательстве «Художественная литература» трижды (1964, 1971, 1974) «Сказки» выходили с его вступительными статьями, он — автор комментариев к этому произведению в соответствующем томе 20-томного Собрания сочинений Салтыкова-Щедрина (1974), в 1976 г. — к 150-летию со дня рождения писателя — вышел в свет вторым изданием главный труд А. С. Бушмина о сказках великого сатирика. Труды ученого, посвященные этому выдающемуся явлению русской сатирической литературы, и по сей день продолжают сохранять свое значение.

Обращаясь к щедриноведческому наследию А. С. Бушмина, нельзя не сказать о его организационной работе в этой области. Благодаря именно его научным и организационным усилиям Пушкинский дом стал ведущим центром по изучению наследия великого русского сатирика. В Пушкинском доме по инициативе А. С. Бушмина и под руководством известного архивиста и библиографа Л. М. Добровольского подготовлен цикл источниковедческих работ в области щедриноведения: издано описание хранящихся в Пушкинском доме рукописей Салтыкова-Щедрина, созданы библиографические указатели дореволюционной и советской литературы о писателе (1961 и 1966 гг.; оба тома под редакцией А.С. Бушмина); подготовлен ряд монографических и диссертационных исследований по творчеству Салтыкова-Щедрина; в 1976 г., также под редакцией А. С. Бушмина, издан сборник трудов к 150-летию со дня рождения писателя.

В начале 60-х годов Алексей Сергеевич принял участие в подготовке 20-томного Собрания сочинений Салтыкова-Щедрина, выпущенного издательством «Художественная литература» в 1965—1977 гг. Будучи членом редакционной коллегии, возглавляемой С. А. Макашиным, он приложил немало сил, чтобы создать составительский коллектив и решить сложные текстологические вопросы, возникшие в процессе подготовки издания. Сейчас это издание является самым полным и достоверным из всех имеющихся и первым, в котором прокомментированы все произведения писателя.

Постоянно размышляя о творчестве Салтыкова-Щедрина, А. С. Бушмин в своих статьях и книгах, написанных в 60—70-е годы, ставит новые проблемы, уточняет и развивает положения, разработанные им ранее в монографиях «Сатира Салтыкова-Щедрина» и «Сказки Салтыкова-Щедрина»: один из авторов двухтомного труда Пушкинского дома «История русского романа» (1964), он вновь обращается к теоретическому и художественному истолкованию этого жанра в творчестве Салтыкова-Щедрина, в других изданиях Пушкинского дома появляются статьи ученого «Из истории взаимоотношений М. Е. Салтыкова-Щедрина и Эмиля Золя» (1966), «Щедрин и Свифт» (1976), где наследие великого русского сатирика изучается в контексте мировой литературы.

В 1970 г. А. С. Бушмин выступает как автор книги о Салтыкове-Щедрине, предназначенной для учителей средней школы. В ней ученый знакомит читателя с особенностями иносказательной манеры Салтыкова-Щедрина, характеризует его идейно-эстетические взгляды, художественные принципы, излагает основные этапы биографии. Портрет Салтыкова-Щедрина, оригинального художника и выдающегося представителя русской революционной демократии, создается посредством анализа его главных произведений: «Губернские очерки», «История одного города», «Господа Головлевы», «Современная идиллия», «Сказки». Другая книга А. С. Бушмина — «Салтыков-Щедрин: Искусство сатиры» (1976), последняя из изданных при жизни ученого его щедриноведческих работ, — предназначена для широкой читательской аудитории. Две эти книги дают представление об А. С. Бушмине как о популяризаторе наследия Салтыкова-Щедрина; в то же время они отличаются не только доступностью и простотой, но и строгой научностью изложения.

Изучение творчества Фадеева и Салтыкова-Щедрина принадлежит области литературы, хотя в некоторых положениях и выводах оно порой выходит за ее пределы — ученый углубляется в сферу теории литературы или методологии и логики ее исследования.

В конце 1960-х гг. создается один из главных трудов А. С. Бушмина — монография «Методологические вопросы литературоведческих исследований» (1969). В ней рассмотрены важнейшие принципы литературоведения как самостоятельной научной дисциплины, выявлено соотношение литературоведения и других наук, изучена сложность внутренней структуры этой науки, обоснованы принципы анализа художественного произведения, роль и значение традиций в литературном развитии.

Свои методологические изыскания А. С. Бушмин продолжил в монографии «Преемственность в развитии литературы» (1975, 1978). Самостоятельное рассмотрение данной проблемы обусловлено тем обстоятельством, что «в изучении преемственных связей литератур несомненные достижения соседствуют с нерешенными или весьма разноречиво трактуемыми вопросами, с некоторыми привычными недочетами и погрешностями» (Бушмин А. С. Преемственность в развитии литературы. Л., 1978. С. 5.).

Завершающей в методологическом цикле работ А. С. Бушмина стала изданная в 1980 г. монография «Наука о литературе». Эта работа итоговая. В ней приведены в стройную систему представления А. С. Бушмина о роли литературоведения в научном и культурном развитии современного общества. И не только приведены в систему, но и значительно дополнены, уточнены. Как и в предыдущих работах, в ней много полемики с предшественниками и современниками, направленной на преодоление субъективизма и догматизма в тех областях научного знания, которым книга посвящена.

Заслуги академика А. С. Бушмина в разработке теоретико-методологических проблем отмечены премией имени В. Г. Белинского, присужденной ему в 1982 г.

Научная деятельность А. С. Бушмина на протяжении трех десятилетий протекала параллельно с его работой по организации литературной науки и в некоторых своих моментах даже определялась ею. В 1951 г. он становится заместителем директора Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, а с 1955 г. — его директором и возглавляет это крупнейшее в стране научное учреждение на протяжении десяти лет. И надо сказать, годы эти оставили особый след в истории Пушкинского дома, да и в литературной науке в целом. Человек неиссякаемой энергии и больших историко-литературных и теоретических знаний, А. С. Бушмин был прирожденным руководителем, и эти его качества как нельзя лучше проявились и развились в годы его директорства в институте, с которым связана вся его творческая жизнь.

Годы директорства А. С. Бушмина в Пушкинском Доме характеризуются обращением института к разработке важнейших проблем истории и теории литературы, что сказалось на всех звеньях научной деятельности института: завершается работа над десятитомной «Историей русской литературы», готовятся академические издания сочинений и писем В.Г. Белинского и И. С. Тургенева, на фоне огромной собирательской и источниковедческой работы формируется научная концепция развития средневековой русской литературы, возобновляет свою деятельность группа по изучению литературы XVIII века и возрождается серийное издание «XVIII век», создаются «История русской критики», «История русского романа», «История русской поэзии», развертываются исследования по истории советской литературы, по устному народному творчеству, составляются библиографические указатели по истории русской литературы XVIII и XIX вв., начинает выходить журнал «Русская литература». К 1965 г., когда А. С. Бушмин полностью переключился на научную работу, передав руководство институтом члену-корреспонденту АН СССР В. Г. Базанову, Пушкинский дом по целому ряду направлений и отраслей литературоведения был уже ведущим научным центром в стране. В 1969 г. А. С. Бушмин организует в Пушкинском Доме сектор теоретических исследований литературы. Здесь сосредоточиваются все исследования теоретического характера, опирающиеся на широкую историко-литературную основу. Один за другим под руководством А. С. Бушмина создаются коллективные труды: «Историко-литературный процесс: Проблемы и методы изучения» (1974), «О прогрессе в литературе» (1977), «Взаимодействие наук при изучении литературы» (1981), «Методологические вопросы науки о литературе» (1984). Впервые в истории Пушкинского Дома теория литературы и методология литературоведения становятся в ряд равноправных дисциплин литературной науки. Тесно связывая историко-литературную проблематику основных исследований Пушкинского дома с разработкой теоретико-методологических проблем, А. С. Бушмин стремился к комплексности в изучении литературного процесса, к научно-теоретическому осмыслению конкретных проблем литературного развития.

В 1978 г. А. С. Бушмин вновь назначается директором Института русской литературы и остается на этом посту до последних дней своей жизни (он скончался скоропостижно 19 марта 1983 г.). В эти годы коллектив Пушкинского Дома завершил работу над новой четырехтомной «Историей русской литературы», которая увидела свет в 1980—1983 гг., труд многих лет, предназначенный не только для ученых-литературоведов, но и для широких читательских кругов. А. С. Бушмин внес немалый вклад в его создание: он был членом редколлегии, автором отдельных глав, неизменным и компетентнейшим консультантом по всем историко-литературным, методологическим проблемам, возникавшим в процессе создания труда. В эти же годы в институте под руководством и по инициативе А. С. Бушмина начата работа по подготовке академических собраний сочинений Пушкина, Блока, Тургенева (второе, доп. издание), Свода русского фольклора, многих трудов, посвященных истории и теории русской и советской литературы.

В 1979 г. А. С. Бушмин был избран действительным членом Академии наук СССР.

Многообразная научно-организационная и общественная деятельность Алексея Сергеевича Бушмина — естественное развитие и продолжение его исследовательской деятельности. Представить Алексея Сергеевича замкнувшимся в тиши кабинета и безмятежно работающим над своими исследованиями невозможно. Он всегда был в центре событий научной, культурной и общественной жизни страны, был не безучастным ее свидетелем, а деятельным и активным участником.

В. Н. Баскаков

(По изд.: Алексей Сергеевич Бушмин. М.: Наука, 1990. С.  -22.

(Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Сер. лит. и яз. Вып. 18);

в сокращении).

 


Биография | Стр. 1 из 2 | Список трудов