Имя Пушкинского Дома

История | Литературный музей | Рукописный отдел | Библиотека | Кабинеты
 
Показать на одной странице

***

Начался Пушкинский Дом, как уже говорилось, с библиотеки Пушкина. Именно она стала как бы притягивать к себе книжные редкости XVIII—XX  вв., которые с течением времени образовали единственное в своем роде собрание — библиотеку. С самого начала библиотека расположилась в главном здании Академии наук. Она складывалась как собрание раритетов. Еще в 1906 г. С. П. Кувшинникова подарила библиотеке экземпляр «Дуэли» с подписью А. П. Чехова: «От опального, но неизменно преданного автора» («опального» — так как именно Кувшинникова была героиней «Попрыгуньи», вызвавшей волну кривотолков и пересудов по поводу «треугольника»: С. П. Кувшинникова, ее муж и художник И. И. Левитан).

В связи с днем рождения известного издателя А. С. Суворина Чехов написал к его пьесе «Татьяна Репина» один акт. Рукопись не сохранилась. И из трех известных списков до нас дошел лишь тот, что имеется в Пушкинском Доме.

После 1907 г. библиотека пополняется главным образом за счет целых коллекций. Одним из первых стало собрание книголюба и основателя знаменитого театрального музея в Москве А. А. Бахрушина. Это коллекция журнальных и газетных вырезок и юбилейная (1899) пушкинская литература. Значительно пополнила библиотеку литература и периодика (главным образом первой половины XIX в.), доставшаяся с той частью собрания П. А. Ефремова, которую удалось перекупить.

В 1911 г. Академия наук приобрела для Пушкинского Дома библиотеку П. А. Плетнева в 3000 томов и тогда же — по завещанию — получила 1500 томов собрания писателя И. Л. Леонтьева-Щеглова. В 1914 г. С. Б. Вревская передала библиотеку села Тригорского: ведь этими русскими и французскими книгами XVIII в. пользовался еще Пушкин, в частности, знаменитым многотомным трудом И. И. Голикова «Деяния Петра Великого».

Вообще библиотека в первый период становления пополнялась в основном дарениями. В 1913 г. в структуру, источники комплектования, научную специализацию (с акцентом на пушкинскую и послепушкинскую эпоху и переводы русских писателей на иностранные языки) определенное упорядочение внесло «Временное положение о библиотеке, собираемой для Пушкинского Дома». Библиотека все в большей мере превращалась из музейно-архивной в научно- исследовательскую. Совершалось и внешнее обустройство. Она получила три небольших зала в главном здании Академии наук... и площадку на лестнице. Первая мировая война 1914 г. и разместившийся в здании Академии госпиталь вынудили упрятать библиотеку, как и все коллекции, в ящики и на чердак.

В 1917 г. библиотека снова вернулась в залы главного здания Академии наук. Сотрудники ее пополняли, спасая в годы Гражданской войны и разрухи частные коллекции и книжные собрания в оставленных квартирах, брошенных особняках, беспризорных складах, магазинах и типографиях. Так сохранились дворцовые библиотеки герцога Мекленбургского, великого князя Константина Константиновича и его сына князя Олега, в 1914 г. погибшего на фронте. В библиотеке молодого князя остались любопытные издания, такие, например, как «Изо дня в день»: сочинения М. Ю. Лермонтова на каждый день года. Книжки составила дочь великого князя Ольга, супруга греческого короля Георга  I . А на экземпляре князя Олега (кстати сказать, увлеченного пушкиниста, успевшего в 1911 г. издать факсимильно рукописи Пушкина по материалам Александровского лицея) сохранился автограф пятилетнего цесаревича Алексея.

Примечательна в коллекции К. Р. подборка книг поэтов-самоучек, которым он уделял особое внимание. Одна из таких простеньких книжиц с трогательной надписью автора, фронтовика-ветерана: «Его Императорскому Высочеству Великому князю Константину Константиновичу от автора, пишущего строки сии зубами, не имеющего рук и ног Никтополеона Святского. Лазарет Чесменской военной богадельни. 1901 г. 27 марта».

Сотрудники библиотеки отыскали и спасли богатейшие коллекции историка М. И. Семевского и библиотеку основательницы Народного дома в Петербурге C. B. Паниной. Особо ценной находкой стали книги, рукописи и личные вещи Ф. М. Достоевского, обнаруженные в одном из ломбардных складов. Среди них и семейная реликвия Достоевских — родовое Евангелие, а также «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле» Парфения, инока (М, 1856) с рисунками Достоевского и другие книги его библиотеки. В мае 1920 г. Б. Я. Полонский, сын поэта Я. П. Полонского, передал в дар хранившуюся в его квартире библиотеку отца.

В поле зрения специалистов Пушкинского Дома не раз попадали и книжные собрания, находившиеся в провинции. Из Карабихи были доставлены книги Некрасова, а в 1921 г. в выделенном Петросоветом специальном вагоне прибыли библиотека и архив В. М. Гаршина.

Существенные книжные поступления обеспечивала связь с известными деятелями культуры, художниками, например, с Натальей Гончаровой.

Предприняв немалые усилия, Пушкинскому Дому удалось сохранить становившиеся раритетами книги писателей, по той или иной причине оказавшихся не в фаворе у новой власти: Н. С. Гумилева, Л. Н. Андреева, B. C. Миролюбова, Ф. К. Сологуба.

Большую роль в обогащении библиотеки книгами русских писателей, прежде всего в переводах на другие языки, сыграл М. Горький, ставший под конец своей жизни директором Пушкинского Дома. В 1920-е гг. серьезно расширилось библиотечное собрание, особенно после поступления в 1927—1928 гг. библиотек П. В. Анненкова, А. Ф. Кони, Б. Л. Модзалевского. В 1928 г. наконец поступила и библиотека А. Ф. Онегина — 3420 книг, брошюр, альманахов и журналов. Три имени прежде всего объединяют книги его библиотеки в три блока: Пушкин, Жуковский (более полутысячи книг), Тургенев. Впрочем, представлены в коллекции Онегина экземпляры и редких изданий: «Похвала глупости» Эразма Роттердамского (1685), «Диалог о чести» Поссевино (1558 г.), «Война богов» Парни и «Орлеанская девственница» Вольтера ( XVIII  в.) и т. д. Большое место в собрании занимают и издания вольной русской печати. Эта часть коллекции сближает, как ни странно, собрания А. Ф. Онегина и известного русского коллекционера и библиофила М. Н. Лонгинова, чью библиотеку передала Пушкинскому Дому его дочь А. М. Козловская. Дело в том, что в бытность начальником Главного управления по делам печати (1871—1875) Лонгинов получил возможность приобщить к своему собранию многие книги и журналы, запрещавшиеся цензурой, изымавшиеся и уничтожавшиеся.

Характерно, что чаще всего родные и близкие ушедших из жизни писателей стремились передать доставшееся им книжное наследство именно в Пушкинский Дом. Библиотеку деда — великого драматурга A. H. Островского — передала М. М. Шателен. Вдова А. А. Блока, как уже отмечалось, передала вместе с архивом и личными вещами и его библиотеку — около 2 тысяч томов.

Громадное значение для работы исследователей имеют книжные собрания ученых-литературоведов, в частности, С. А. Венгерова (18 тысяч томов), академика В. В. Виноградова (10 тысяч томов, среди которых книги, отсутствовавшие в фондах ИРЛИ) и собиравшаяся 70 лет библиотека Н. К. Пиксанова, заключающая уникальное грибоедовское собрание.

Библиотеке, одному из крупнейших специализированных книгохранилищ, придают особый колорит как памятнику культуры именно личные книжные коллекции, несущие печать ее великих собирателей, пользователей и хранителей.


Рукописный отдел | Стр. 4 из 5 | Кабинеты