Имя Пушкинского Дома

История | Литературный музей | Рукописный отдел | Библиотека | Кабинеты
 
Показать на одной странице

***

Рукописный отдел Пушкинского Дома — одно из крупнейших архивохранилищ, без которого не обходится изучение литературной и общекультурной жизни страны. После 1918 г. (до этого года он не имел четкого функционального назначения и входил в состав библиотеки) вплоть до создания в 1930 г. научно-исследовательского академического института этот отдел был ведущим, обеспечивающим своими материалами и консультационно-справочной работой все остальные институтские подразделения и отделы.

Первыми писательскими рукописями в Пушкинском Доме были, правда, не пушкинские, а письма А. Н. Плещеева из ссылки, адресованные В. Д. Дандевилю. Их передал в 1908 г. сын поэта А. А. Плещеев.

Почти сразу после создания Пушкинский Дом начал поистине борьбу за приобретение выдающихся коллекционных собраний, шедшую из-за финансовых трудностей с переменным успехом. Одним из самых крупных было собрание знаменитого библиофила и издателя П. А. Ефремова, замечательное по единству и цельности. Это более 20 тысяч томов: все издания русских писателей XVIII—XIX  вв., альманахи и сборники начиная с XVIII в., систематизированные обильные материалы по истории русской литературы, библиографические справочники, большая, прежде всего пушкинская, иконография и масса ценнейших автографов. Авторитетная комиссия, в которую вошли, в частности, академики А. А. Шахматов и С. Ф. Ольденбург, засвидетельствовала, что собрание стоит тех 30 тысяч рублей, что запросила вдова Ефремова, умершего в 1907 г. Денег не нашлось, и ценнейшая коллекция после продажи ее (за 26 тысяч рублей) книготорговцу Фельтену оказалась раздробленной. Правда, на выделенные в конце концов 5 тысяч рублей все же удалось перекупить у книготорговца часть редкостных материалов XIX в. и — главное — рукописи произведений, письма А. С. Пушкина, Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, А. С. Грибоедова, Н. А. Некрасова и др.

Вскоре Пушкинский Дом стал обладателем ценнейшей библиотеки и рукописного собрания поэта, критика, редактора, профессора, ректора Петербургского университета П. А. Плетнева, связанного со всеми крупнейшими фигурами русского литературного мира, в том числе с Пушкиным. Именно с его собранием пришли в Пушкинский Дом многие автографы А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, В. А. Жуковского, И. С. Аксакова, Ф. И. Тютчева и др.

Не только отдельные автографы, но целые архивные фонды русских писателей и видных деятелей культуры попали в Пушкинский Дом в составе громадного собрания известного коллекционера П. Я. Дашкова. Так, наряду с тысячами рукописей А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, А. Ф. Писемского, Ап. Григорьева, А. Н. Герцена, А. А. Фета, И. С. Тургенева и др. поступили архивы Н. И. Греча, Н. С. Лескова, П. И. Мельникова-Печерского. 65 томов составил архив В. Р. Зотова, 85 томов — А. В. Старчевского. Всего собрание Дашкова насчитывает 525 томов — десятки тысяч листов.

Если говорить о хронологии, допушкинская эпоха представлена как целыми архивными комплексами, образовавшимися в фондах позднейшего времени (журналиста и издателя Н. И. Греча, историка М. И. Семевского, историка и археографа П. И. Бартенева), так и личными фондами. В 1999 г. подготовлен и издан аннотированный указатель «Личные фонды Рукописного отдела Пушкинского Дома» (естественно, без описания многочисленных фондов, еще не прошедших научно-исследовательскую обработку). Это прежде всего архив Г. Р. Державина: рукописи поэта, материалы для словаря Российской Академии, документы по его управлению Олонецкой губернией, Коммерц-коллегией, бумаги по имениям Державина. Письма Н. М. Карамзина, Г. Р. Державина, В. В. Капниста, А. С. Шишкова заключает архив Д. И. Хвостова.

Примечателен фонд И. А. Крылова, содержащий десятки рукописей его басен и разнообразные документы, письма современников к баснописцу (М. Н. Загоскина, И. И. Лажечникова, А. Н. Оленина и др.). Большое собрание материалов хранит фонд русского писателя и ученого-энциклопедиста XVIII в. А. Т. Болотова: его дневники, сочинения научного характера, подневные записи или журналы. И, конечно, разные редакции мемуаров «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для потомков».

Интересен фонд А. П. и Е. П. Шуваловых. Помимо писем его самого, он содержит 84 письма Ж.-Ф. Лагарпа, а также письма к Е. П. Шуваловой таких авторов, как А. В. Суворов, П. И. Багратион, император Александр  I .

И, конечно, предмет основных забот всегда составлял и составляет Пушкинский фонд. Начало ему было положено в 1911 г. — пожертвованным В. Б. Бертенсоном письмом поэта его будущей жене Н. Н. Гончаровой. В дальнейшем он включил автографы и документы других собраний: П. А. Плетнева, П. Я. Дашкова, Я. К. Грота, княгини З. И. Юсуповой и, конечно, собрания А. Ф. Онегина. После правительственного постановления (1938) и решения Президиума Академии наук СССР (1948) почти все пушкинское рукописное наследие было сосредоточено в Пушкинском Доме. Сейчас в нем находится 7734 единицы хранения, из них 1773 единицы хранения (это более 12 тысяч страниц) — пушкинские автографы как таковые. Более пятидесяти автографов поэта (пометы, замечания, подчеркивания) содержат книги его библиотеки.

В этом фонде находятся черновые и беловые рукописи пушкинских стихотворений и поэм: «Цыган» и «Медного всадника», «Евгения Онегина», произведений прозаических и исторических, таких как «История Пугачева» и «История Петра», письма Пушкина (627) и письма к Пушкину (более 500), его дневник, рисунки и пр. Хранятся здесь в виде самостоятельных фондов и документы, связанные с жизнью и творчеством поэта: сведения о предках, о его пребывании в Лицее и о лицейском окружении, деловые бумаги, связанные со службой, полицейскими наблюдениями, дуэлью с Дантесом, дело об опеке над детьми и имуществом после смерти, материалы по псковскому Пушкинскому заповеднику, переводы его произведений, изобразительные и музыкальные материалы, библиографические указатели и т.п. Естественно, представлено все, что связано с увековечением его памяти.

Все это изучается, описывается, комментируется, публикуется в общих, специальных, серийных изданиях. По сути, фонд во многом обслуживает не только российское, но и все мировое пушкиноведение.

Широко представлена вся пушкинская эпоха: особо должно отметить фонды В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, архив Е. А. Баратынского. Здесь же сосредоточена и самая существенная часть лермонтовского наследия, в частности, рукописи «Мцыри», «Демона», «Испанцев», многих стихотворений, а также материалы, касающиеся его биографии, служебных дел, дуэлей с де Барантом и Мартыновым.

Значение творческих рукописей Н. В. Гоголя тем более возрастает, что их вообще сохранилось немного, но зато обширна коллекция писем — более чем 300 — к разным адресатам, среди которых А. С. Пушкин, С. П. Шевырев, А. В. Никитенко и др.

Колоссальны архивы Аксаковых — Сергея Тимофеевича и его сыновей Константина и Ивана; Бакуниных — отца Александра Михайловича и сына — знаменитого анархиста Михаила Александровича Бакунина.

Вообще пушкинодомские архивы отнюдь не только литературные. По сути, вся общественная и культурная жизнь России за несколько веков предстает в собраниях историков Д. Н. Бантыша-Каменского и П. Г. Буткова, виолончелиста и музыкального деятеля М. Ю. Виельгорского и др.

Замечательным приобретением стали переданные в соответствии с желанием Л. Д. Менделеевой-Блок архив А. А. Блока и его библиотека, а также архив М. А. Волошина, в полном своем составе переданный его вдовой.

Конечно, те или иные писатели и деятели культуры представлены в архивных собраниях неравномерно. Огромны фонды поэта второй половины XIX в. Я. П. Полонского (почти 3000 единиц), Ф. М. Достоевского (около 1500), В. М. Гаршина, Н. С. Лескова, И. С. Тургенева, П. И. Мельникова-Печерского и др. В то же время нет рукописных фондов А. П. Чехова, Л. Н. Толстого, сконцентрированных в других архивах, хотя исследование жизни и творчества и этих писателей будет затруднено без обращения к ряду тех пушкинодомских фондов, в которых заключено большое число материалов, касающихся их жизни и творчества. По сути, это относится и к большинству видных деятелей той или иной эпохи. Так, например, без коллекций и архивов Пушкинского Дома трудно воссоздать объемную картину жизни и творчества таких деятелей культуры рубежа XIX и XX вв., как композиторы А. С. Аренский, М. А. Балакирев, П. И. Чайковский, скульптор И. Я. Гинцбург, художница Е. Г. Гуро...

Интенсивно пополняются архивные фонды, связанные с жизнью и творчеством поэтов и писателей XX в.: Вяч. Иванова, А. Л. Волынского, М. А. Булгакова, М. М. Зощенко, А. А. Прокофьева... Огромен архив В. Саянова. В несколько приемов был приобретен большой архив П. Н. Лукницкого с материалами, касающимися прежде всего М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой, Н. С. Гумилева. Передавали и продолжают передавать свои архивы и наши современники, писатели Ю. В. Бондарев, А. Г. Битов, В. И. Белов и др.

Богато представлена в собраниях Пушкинского Дома не только сама литература, но и наука о литературе, прежде всего за счет архивов крупнейших деятелей Академии наук XIX—XX  вв. Имеются в виду и архивы ее президента, великого князя Константина Константиновича (К.Р.), вице-президентов Я. К. Грота и Л. Н. Майкова. В ряду архивов академиков А. Н. Пыпина, А. А. Шахматова, В. Н. Перетца и др. особо следует выделить огромный фонд выдающегося русского филолога академика А. Н. Веселовского, материалы которого лишь в последние годы стали предметом ряда публикаций, подготовленных в Пушкинском Доме и посвященных выдающемуся ученому. Много архивных собраний ученых, прямо не связанных с Академией наук, например, М. К. Лемке.

В Рукописном отделе находятся собрания его основателей: академика Н. А. Котляревского, члена-корреспондента АН СССР Б. Л. Модзалевского, а также литературоведов П. Н. Сакулина, Н. К. Пиксанова, В. П. Адриановой-Перетц, М. П. Алексеева. Недавно поступил и уже обрабатывается архив академика Д. С. Лихачева.

Многое могут рассказать материалы Рукописного отдела о связях русской литературы с мировой — в основном западной — культурой. Прежде всего это обильная переписка. Значительные комплексы иностранных документов, такие, например, как переписка Ромена Роллана с издательством «Время», редки. Но коллекционные автографы многочисленны. Это автографы писателей Англии, среди которых Д. Байрон, В. Скотт, Ч. Диккенс, Г. Уэллс, Б. Шоу; французских писателей — Вольтера, Д. Дидро, О. де Бальзака, Ж. Верна, Г. де Мопассана; великих немцев — И.-В. Гёте, Ф. Шиллера, Г. Гейне, И.-Г. Гердера, Ф. Шлегеля... Есть автографы и иные материалы, касающиеся виднейших деятелей мировой научной мысли (Ч. Дарвин, Г. Гельмгольц, Ф. Шеллинг, Ф. Нансен, С. Сисмонди...) и политических деятелей мира (Наполеон  I , Д. Гарибальди, О. Бисмарк, Б. Дизраэли, А. Тьер...).

Музыкальная европейская культура представлена материалами, отражающими жизнь и творчество Л. Бетховена, Р. Вагнера, Ф. Шуберта, Д. Россини и др. Есть автографы И.-С. Баха и В.-А. Моцарта.

Особое подразделение в рамках Рукописного отдела образует Древлехранилище, которое заключает литературное наследие XII—XVII  вв.

Эта обращенная в древность часть Пушкинского Дома одна из самых молодых и носит имя замечательного подвижника русской культуры Владимира Ивановича Малышева. В результате его огромной работы собраны многочисленные списки произведений великого древнерусского писателя Аввакума, письма и челобитные. Увенчана эта работа автографом его знаменитого «Жития».

Археографические экспедиции работали и работают главным образом на севере России не случайно. Ведь именно там, прежде всего в старообрядческих общинах, древнерусская книга сохранялась, передавалась из поколения в поколение, переписывалась с особым бережением и тщательностью. Более 200 новых и неизвестных рукописей каждый год пополняли фонды Древлехранилища.

В ряду многочисленных книжных собраний русской древности — царских, княжеских, монастырских — Древлехранилище Пушкинского Дома занимает особое и совершенно исключительное место. Есть в нем такие памятники древнерусской книжности, как пергаменное Евангелие XIV в. или переписанное царевной Софьей Алексеевной лицевое Евангелие, роскошно иллюстрированное миниатюрами, изготовленными мастерами Оружейной палаты, «Пинежский летописец» XVII века со сведениями о русских землепроходцах Сибири, автографы патриарха Никона и т.п. Но дело не только в наличии подобных раритетов высокой книжной культуры (их немало и в других хранилищах Москвы, Санкт-Петербурга). Прежде всего это, по сути, народное книжное собрание. Это великолепная библиотека северорусского крестьянина. Благодаря Малышеву и его ученикам сделано феноменальное открытие — книжный мир крестьянской жизни. Оказалось, что книга, печатная ли, рукописная ли, была обязательным элементом в жизни народа. Она постоянно сопровождала и земледельца, и охотника, и помора. Литература эта представлена во всем ее богатстве и многообразии. Тут и летописи, и духовные стихи, и сочинения по медицине и географии, и история хождений в другие страны, и сказания о богатырях Киева. Северодвинские, мезенские, вологодские, карельские крестьяне в равной степени владели и церковнославянской, и собственно гражданской грамотой.

Особое место в коллекциях Древлехранилища занимают материалы, образующие своеобразный контекст, в котором жила и книжность как таковая: крестьянские письма, дневники, документы из семейных архивов — все это являет картину насыщенной духовной жизни народа. Возможно, именно такой тип Древлехранилища привлек к нему дарителей не только отдельных книг и манускриптов (следует сказать, что его фонды, кроме редких исключений, сложились за счет дарений), но и целых частных коллекций: академика В. Н. Перетца, историков и краеведов М. И. Успенского, К. П. и А. Г. Темп, И. Н. Заволоко и многих других, имена и первооткрывательский приоритет которых бережно хранятся. Именно И. Н. Заволоко передал в дар «Пустозерский сборник» с автографами сочинений протопопа Аввакума и инока Епифания, а в дальнейшем и всю свою коллекцию книг и рукописей XVI—XVIII  вв.

Общероссийские научные конференции — «Малышевские чтения» (а их уже прошло 25) — концентрируют и раскрывают опыт изучения прежде всего собраний Древлехранилища.

В Великую Отечественную войну, когда многие сотрудники института ушли на фронт, работа не прекращалась — ни в блокадном городе, ни в местах эвакуации. Уже в июле 1941 г. в Новосибирск были вывезены рукописи Пушкина, Лермонтова, Гоголя... В Екатеринбург — библиотека Пушкина и материалы Фонограммархива. В Казань отправились многие музейные экспонаты и ценнейшая часть книжных собраний.

В результате самозабвенной деятельности сотрудников, прежде всего уполномоченного по эвакуации и хранению фондов Л. М. Добровольского, все они до конца 1945 г. в целости были возвращены в институт.

Во время блокады крошечный коллектив, оставшийся в городе во главе с В. А. Мануйловым, сберегал все, что не сумели или не смогли вывезти. А Рукописный отдел (ответственный М. И. Стеблин-Каменский) даже и прирос за счет многих спасенных пушкинодомцами частных собраний. Уже в 1944 г. была развернута выставка, посвященная столетию со дня рождения И. А. Крылова, а к 1946 г. восстановлены и основные музейные экспозиции.

Более шестидесяти лет назад в составе Рукописного отдела появился фольклорный архив. В основу этого фонда легли материалы экспедиций, проводившихся в 1920-е гг. фольклористами Государственного института истории искусств. Позднее были присоединены экспедиционные записи Ленинградского, Горьковского университетов, Ленинградской консерватории и других ленинградских, петрозаводских, новгородских научных центров, выезжавших в северные и центральные районы СССР. В Пушкинском Доме сконцентрировались также многие фольклорные коллекции и архивы, личные и учрежденческие. Сейчас в составе этого разряда около 300 фондов — самое значительное в нашей стране, а значит, и в мире собрание материалов по русскому народному творчеству. Но не только по русскому. В фольклорном архиве Пушкинского Дома хранятся записи из Белоруссии, Грузии, Армении, Узбекистана, Якутии, Словении и т. д. Среди персональных коллекций следует особо отметить коллекции Е. Э. Линевой, О. Э. Озаровской, С. С. Нехорошевой и др.

Работу с фондами в значительной мере обогащает справочный аппарат фольклорного архива, обширные собрания фотографий и коллекция лубка.

В состав отдела фольклора входит и один из самых богатых в мире фонограммархивов, сохранивший среди прочих записи исполнения С. И. Танеева, А. С. Аренского, голос Л. Н. Толстого и лишь недавно обнаруженный голос П. И. Чайковского.

Особо следует сказать о справочно-библиографических источниках, которые так или иначе питают исследователей истории русской, да и мировой культуры. Прежде всего это картотеки С. А. Венгерова, охватывающие русскую литературу XVIII—XX  вв. и содержащие журнальные, газетные и книжные сведения, в основном биобиблиографического характера. Все эти материалы поступили сюда в 1932 г. из Института книговедения и в дальнейшем пополнялись в первую очередь сведениями конца XIX—XX  вв.

Бесценны картотеки Б. Л. Модзалевского и Л. Б. Модзалевского, В. И. Саитова и др. Материалы этих и других картотек, библиографии и каталоги регулярно пополняют издания Рукописного отдела как общего, так и специального характера.


Литературный музей | Стр. 3 из 5 | Библиотека